[ Новые сообщения на форуме · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]


Загрузка...

Страница 1 из 11
Форум » Автомобили » Автоэнциклопедия » КВ-1
КВ-1
traktorbekДата: Воскресенье, 12.02.2012, 16:57:53 | Сообщение # 1 | | Ульяновск
Тест-пилот
Группа: Администраторы
Сообщений: 395
Статус: Оффлайн
КВ-1 (Клим Ворошилов) — советский тяжёлый танк времён Второй мировой войны. Обычно называется просто «КВ»: танк создавался под этим именем и лишь позже, после появления танка КВ-2, КВ первого образца получил цифровой индекс. Выпускался с марта 1940 года по август 1942 года. Принимал участие в войне с Финляндией и Великой Отечественной войне.

Классификация тяжёлый танк
Боевая масса 43,1 тонн
Компоновочная схема классическая
Экипаж, чел. 5

История
Годы производства 1940—1942
Годы эксплуатации 1940—1944
Количество выпущенных, шт. 2769

Размеры
Длина корпуса, мм 6675
Ширина корпуса, мм 3320
Высота, мм 2710
Клиренс, мм 450

Бронирование

Тип брони стальная катаная гомогенная
Лоб корпуса (верх), мм/град. 75 / 30°
Лоб корпуса (середина), мм/град. 40 / 65°
Лоб корпуса (низ), мм/град. 75 / 30°
Борт корпуса, мм/град. 75 / 0°
Корма корпуса (верх), мм/град. 60 / 50°
Корма корпуса (низ), мм/град. 70 / 0—90°
Днище, мм 30—40
Крыша корпуса, мм 30—40
Лоб башни, мм/град. 75 / 20°
Маска орудия, мм/град. 90
Борт башни, мм/град. 75 / 15°
Корма башни, мм/град. 75 / 15°
Крыша башни, мм 40

Вооружение

Калибр и марка пушки 76-мм Л-11, Ф-32, Ф-34, ЗИС-5
Тип пушки нарезная
Длина ствола, калибров 30,5
Боекомплект пушки 90 или 114 (в зависимости от модификации)
Углы ВН, град. −7…+25°
Прицелы телескопический ТОД-6, перископический ПТ-6
Пулемёты 3 × ДТ

Подвижность

Тип двигателя V-образный 12-цилиндровый четырёхтактный дизельный жидкостного охлаждения
Мощность двигателя, л. с. 500
Скорость по шоссе, км/ч 34
Запас хода по шоссе, км 150—225
Запас хода по пересечённой местности, км 90—180
Удельная мощность, л. с./т 11,6
Тип подвески индивидуальная торсионная
Удельное давление на грунт, кг/см² 0,77

История создания КВ-1

Необходимость создания тяжелого танка, несущего противоснарядное бронирование, понималась только в СССР. Согласно отечественной военной теории, такие танки были необходимы для взламывания фронта противника и организации прорыва или преодоления укрепленных районов. Фактически ни одна армия мира (кроме СССР) ни теории, ни практики преодоления мощных укрепленных позиций противника не имела. Такие укрепленные линии как, например, линия Мажино или линия Маннергейма считались даже теоретически непреодолимыми. Существует ошибочное мнение, что танк создан в ходе Финской кампании для прорыва финских долговременных укреплений (линии Маннергейма). На самом деле танк начал проектироваться ещё в конце 1938 года, когда стало окончательно понятно, что концепция многобашенного тяжёлого танка, подобного Т-35, является тупиковой. Было очевидно, что наличие большого количества башен не является преимуществом. А гигантские размеры танка лишь утяжеляют его и не позволяют использовать достаточно толстую броню. Инициатором создания танка был начальник АБТУ РККА комкор Павлов Д. Г..
В конце 1930-х были предприняты попытки разработать танк уменьшенных (по сравнению с Т-35) размеров, но с более толстой бронёй. Однако конструкторы так и не решились отказаться от использования нескольких башен: считалось, что одна пушка будет бороться с пехотой и подавлять огневые точки, а вторая обязательно должна быть противотанковой — для борьбы с бронетехникой.
Новые танки, созданные в рамках этой концепции (СМК и Т-100), были двухбашенными, вооружёнными 76-мм и 45-мм пушками. И лишь в качестве эксперимента разработали ещё и уменьшенный вариант СМК — с одной башней. За счёт этого сократилась длина машины (на два опорных катка), что положительно сказалось на динамических характеристиках. В отличие от предшественника, КВ (так назвали экспериментальный танк) получил дизельный двигатель. Первый экземпляр танка был изготовлен на Ленинградском Кировском заводе (ЛКЗ) в августе 1939 года. Первоначально ведущим конструктором танка был А. С. Ермолаев, затем — Н. Л. Духов.
30 ноября 1939 года началась Советско-финская война. Военные не упустили случая испытать новые тяжёлые танки. За день до начала войны (29 ноября 1939 г.) СМК, Т-100 и КВ отправились на фронт. Их придали 20-й тяжелотанковой бригаде, оснащённой средними танками Т-28.
Первый бой КВ принял 17 декабря при прорыве Хоттиненского укрепрайона линии Маннергейма.
Экипаж КВ в первом бою:
лейтенант Качехин (командир)
И. Головачев воентехник 2-го ранга (механик-водитель)
лейтенант Поляков (наводчик)
К. Ковш (механик-водитель, испытатель Кировского завода)
А. И. Эстратов (моторист / заряжающий, испытатель Кировского завода)
П. И. Васильев (трансмиссионщик / радист, испытатель Кировского завода)
Танк успешно прошёл испытания боем: его не могла поразить ни одна противотанковая пушка противника. Огорчение военных вызвало лишь то, что 76-мм пушка Л-11 оказалась недостаточно сильной для борьбы с ДОТами. Для этой цели пришлось создавать новый танк КВ-2, вооружённый 152-мм гаубицей.
По представлению ГАБТУ совместным постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 19 декабря 1939 года (уже через день после испытаний) танк КВ был принят на вооружение. Что же до танков СМК и Т-100, то они также показали себя в довольно выгодном свете (впрочем, СМК в начале боевых действий подорвался на мине), но на вооружение приняты не были, поскольку при более высокой огневой мощи они несли менее толстую броню, обладали бо́льшими размерами и весом, а также худшими динамическими характеристиками.
Серийное производство танков КВ началось в феврале 1940 года на Кировском заводе. В соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 июня 1940 года Челябинскому тракторному заводу (ЧТЗ) предписывалось также начать выпуск КВ. 31 декабря 1940 года на ЧТЗ собрали первый КВ. Одновременно на заводе началось строительство специального корпуса для сборки КВ.
На 1941 год было запланировано выпустить 1200 танков КВ всех модификаций. Из них на Кировском заводе — 1000 шт. (400 КВ-1, 100 КВ-2, 500 КВ-3) и ещё 200 КВ-1 на ЧТЗ. Однако на ЧТЗ до начала войны было собрано всего несколько танков. Всего в 1940 году было построено 243 КВ-1 и КВ-2, а в первом полугодии 1941 года — 393.
После начала войны и мобилизации промышленности выпуск танков на Кировском заводе существенно возрос. Производству танков КВ был отдан приоритет, поэтому к производству многих узлов и агрегатов для тяжёлых танков подключились ленинградские Ижорский и Металлический заводы, а также другие заводы.
Однако уже начиная с июля 1941 года началась эвакуация ЛКЗ в Челябинск. Завод разместился на территории Челябинского тракторного завода. 6 октября 1941 года Челябинский тракторный завод был переименован в Челябинский Кировский завод Наркомтанкопрома. Этот завод, получивший неофициальное название «Танкоград», стал главным производителем тяжёлых танков и САУ в ходе Великой Отечественной войны.
Несмотря на трудности, связанные с эвакуацией и развёртыванием завода на новом месте, во второй половине 1941 года фронт получил 933 танка КВ, в 1942 году их было построено уже 2553 (включая КВ-1с).
В августе 1942 года КВ-1 был снят с производства и заменён на модернизированный вариант — КВ-1с. Одной из причин модернизации послужило, как ни странно, мощное бронирование танка. В общей сложности было выпущено около 3200 танков КВ-1.

Конструкция танка

Для 1940 года серийный КВ-1 являлся подлинно новаторской конструкцией, воплотившей в себе самые передовые идеи того времени: индивидуальную торсионную подвеску, надёжное противоснарядное бронирование, дизельный двигатель и одно мощное универсальное орудие в рамках классической компоновки. Хотя по отдельности решения из этого набора неоднократно реализовывались ранее на других зарубежных и отечественных танках, КВ-1 был первой боевой машиной, воплотившей в себе их комбинацию. Некоторые эксперты рассматривают его как этапную машину в мировом танкостроении, оказавшую значительное влияние на разработку последующих тяжёлых танков в других странах. Классическая компоновка на серийном советском тяжёлом танке была применена впервые, что позволило КВ-1 получить наиболее высокий уровень защищённости и большой модернизационный потенциал в рамках этой концепции по сравнению с предыдущей серийной моделью тяжёлого танка Т-35 и опытными машинами СМК и Т-100 (все — многобашенного типа). Основой классической компоновки является разделение бронекорпуса от носа к корме последовательно на отделение управления, боевое отделение и моторно-трансмиссионное отделение. Механик-водитель и стрелок-радист размещались в отделении управления, три других члена экипажа имели рабочие места в боевом отделении, которое объединяло среднюю часть бронекорпуса и башню. Там же располагались орудие, боезапас к нему и часть топливных баков. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины.

Броневой корпус и башня

Броневой корпус танка сваривался из катаных броневых плит толщиной 75, 40, 30 и 20 мм. Броневая защита равнопрочная (бронеплиты с толщиной отличной от 75 мм использовались только для горизонтального бронирования машины), противоснарядная. Броневые плиты лобовой части машины устанавливались под рациональными углами наклона. Башня серийных КВ выпускалась в трёх вариантах: литая, сварная с прямоугольной нишей и сварная с закруглённой нишей. Толщина брони у сварных башен была 75 мм, у литых — 95 мм, так как литая броня была менее прочной. В 1941 году сварные башни и бортовые бронеплиты некоторых танков были дополнительно усилены — на них на болтах закрепили 25-мм броневые экраны, причём между основной бронёй и экраном оставался воздушный промежуток, то есть этот вариант КВ-1 фактически получил разнесённое бронирование. Не совсем понятно, зачем это было сделано. Тяжёлые танки немцы начали разрабатывать только в 41 году (тяжелый танк в немецкой теории блицкрига не находил применение), поэтому для 1941 года даже штатное бронирование КВ-1 в принципе являлось избыточным. В некоторых источниках ошибочно указывается, что танки выпускались с катаной бронёй толщиной 100 мм и более — на самом деле эта цифра соответствует сумме толщины основной брони танка и экранов.
Лобовая часть башни с амбразурой для орудия, образованная пересечением четырёх сфер, отливалась отдельно и сваривалась с остальными бронедеталями башни. Маска орудия представляла собой цилиндрический сегмент гнутой катаной бронеплиты и имела три отверстия — для пушки, спаренного пулемёта и прицела. Башня устанавливалась на погон диаметром 1535 мм в броневой крыше боевого отделения и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка. Погон башни размечался в тысячных для стрельбы с закрытых позиций.
Механик-водитель располагался по центру в передней части бронекорпуса танка, слева от него находилось рабочее место стрелка-радиста. Три члена экипажа располагались в башне: слева от орудия были рабочие места наводчика и заряжающего, а справа — командира танка. Посадка и выход экипажа производились через два круглых люка: один в башне над рабочим местом командира и один на крыше корпуса над рабочим местом стрелка-радиста. Корпус также имел днищевой люк для аварийного покидания экипажем танка и ряд люков, лючков и технологических отверстий для погрузки боекомплекта, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины

Вооружение

На танках первых выпусков устанавливалась пушка Л-11 калибра 76,2 мм с боекомплектом 111 выстрелов (по другим данным — 135). Интересно, что изначальный проект предусматривал ещё и спаренную с ней 45-мм пушку 20К, хотя бронепробиваемость 76-мм танковой пушки Л-11 практически не уступала противотанковой 20К. По всей видимости, прочные стереотипы о необходимости иметь 45-мм противотанковую пушку вместе с 76-мм объяснялись её более высокой скорострельностью и бо́льшим боекомплектом. Но уже на прототипе, направленном на Карельский перешеек, 45-мм пушку сняли и установили вместо неё пулемёт ДТ-29. Впоследствии пушку Л-11 заменили на 76-мм орудие Ф-32, а осенью 1941 года — на орудие ЗИС-5 с большей длиной ствола в 41,6 калибра.
Пушка ЗИС-5 монтировалась на цапфах в башне и была полностью уравновешена. Сама башня с орудием ЗИС-5 также являлась уравновешенной: её центр масс располагался на геометрической оси вращения. Пушка ЗИС-5 имела вертикальные углы наводки от −5 до +25°, при фиксированном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки (т. н. «ювелирная» наводка). Выстрел производился посредством ручного механического спуска.
Боекомплект орудия составлял 111 выстрелов унитарного заряжания. Выстрелы укладывались в башне и вдоль обоих бортов боевого отделения.
На танке КВ-1 устанавливались три 7,62-мм пулемёта ДТ-29: спаренный с орудием, а также курсовой и кормовой в шаровых установках. Боекомплект ко всем ДТ составлял 2772 патрона. Эти пулемёты монтировались таким образом, что при необходимости их можно было снять с монтировок и использовать вне танка. Также для самообороны экипаж имел несколько ручных гранат Ф-1 и иногда снабжался пистолетом для стрельбы сигнальными ракетами. На каждом пятом КВ монтировали зенитную турель для ДТ, однако на практике зенитные пулемёты ставили редко.

Двигатель

КВ-1 оснащался четырёхтактным V-образным 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2К мощностью 500 л. с. (382 кВт) при 1800 об/мин, впоследствии из-за общего увеличения массы танка после установки более тяжёлых литых башен, экранов и отмены стружки кромок бронеплит мощность двигателя довели до 600 л. с. (441 кВт). Пуск двигателя обеспечивался стартером СТ-700 мощностью 15 л. с. (11 кВт) или сжатым воздухом из двух резервуаров ёмкостью 5 л в боевом отделении машины. КВ-1 имел плотную компоновку, при которой основные топливные баки объёмом 600—615 л располагались и в боевом, и в моторно-трансмиссионном отделении. Во второй половине 1941 года из-за нехватки дизелей В-2К, которые производились тогда только на заводе № 75 в Харькове (с осени того же года начался процесс эвакуации завода на Урал), танки КВ-1 выпускались с четырёхтактными V-образными 12-цилиндровыми карбюраторными двигателями М-17Т мощностью 500 л. с. Весной 1942 года было издано постановление о переоборудовании всех находящихся в строю танков КВ-1 с двигателями М-17Т обратно на дизель-моторы В-2К — эвакуированный завод № 75 наладил их производство в достаточном количестве на новом месте.

Опыт эксплуатации

Если не считать, по сути, экспериментального применения КВ в финской кампании, танк впервые пошёл в бой после нападения Германии на СССР. Первые же встречи немецких танкистов с КВ ввели их в состояние шока. Танк практически не пробивался из немецких танковых пушек (например, немецкий подкалиберный снаряд 50-мм танковой пушки пробивал борт КВ с дистанции 300 м, а лоб — только с расстояния 40 м). Противотанковая артиллерия также была малоэффективна: так, бронебойный снаряд 50-мм противотанковой пушки Pak 38 позволял поражать КВ в благоприятных условиях на дистанции только меньше 500 м. Более эффективным был огонь 105-мм гаубиц и 88-мм зениток.

Однако танк был «сырым»: сказывалась новизна конструкции и поспешность внедрения в производство. Особенно много хлопот доставляла трансмиссия, не выдерживавшая нагрузок тяжёлого танка — она часто выходила из строя. И если в открытом бою КВ действительно не имел себе равных, то в условиях отступления многие КВ даже с мелкими поломками приходилось бросать или уничтожать. Чинить или эвакуировать их не было никакой возможности.
Несколько КВ — брошенных или подбитых — были восстановлены немцами. Впрочем, трофейные КВ использовались непродолжительное время — сказывалось отсутствие запчастей при всё тех же частых поломках.
КВ вызывал противоречивые оценки военных. С одной стороны — неуязвимость, с другой — недостаточная надёжность. Да и с проходимостью не всё так однозначно: танк с трудом преодолевал крутые склоны, его не выдерживали многие мосты. Кроме того, он капитально разрушал любую дорогу — за ним уже не могла двигаться колёсная техника, из-за чего КВ всегда ставили в конец колонны.
В общем, по оценкам современников, КВ не имел особых преимуществ перед Т-34. Танки были равны по огневой мощи, оба были малоуязвимы для противотанковой артиллерии. При этом Т-34 обладал лучшими динамическими характеристиками, был дешевле и проще в производстве, что немаловажно в военное время.
К недостаткам КВ также относят неудачное расположение люков (например, в башне всего один люк, при пожаре быстро выбраться через него втроём было невозможно), а также «слепоту»: танкисты имели неудовлетворительный обзор поля боя (впрочем, это было типично для всех советских танков начала войны).
С целью устранить многочисленные нарекания летом 1942 года танк был модернизирован. За счёт уменьшения толщины брони снизилась масса машины. Были устранены различные крупные и мелкие недостатки, в том числе «слепота» (установлена командирская башенка). Новая версия была названа КВ-1с.
Создание КВ-1с было оправданным шагом в условиях неудачного первого этапа войны. Однако этот шаг лишь приблизил КВ к средним танкам. Армия так и не получила полноценного (по более поздним стандартам) тяжёлого танка, который бы резко отличался от средних по боевой мощи. Таким шагом могло бы стать вооружение танка 85-мм пушкой. Но дальше экспериментов дело не пошло, так как обычные 76-мм танковые пушки в 1941—1942 годах без труда боролись с любой немецкой бронетехникой, и причин для усиления вооружения не было.
Однако после появления в германской армии Pz. VI («Тигр») с 88-мм пушкой все КВ в одночасье устарели: они были неспособны на равных бороться с немецкими тяжёлыми танками. Так, например, 12 февраля 1943 года во время одного из боёв по прорыву блокады Ленинграда три «Тигра» 1-й роты 502-го тяжёлого танкового батальона уничтожили 10 КВ. При этом немцы потерь не имели — они могли расстреливать КВ с безопасной дистанции. Ситуация лета 1941 года повторялась с точностью до наоборот.
КВ всех модификаций использовались до самого конца войны. Но их постепенно вытесняли более совершенные тяжёлые танки ИС. По иронии судьбы, последней операцией, в которой КВ использовались в большом количестве, стал прорыв линии Маннергейма в 1944 году. Командующий Карельским фронтом К. А. Мерецков лично настоял на том, чтобы его фронт получил именно КВ (Мерецков командовал армией в Зимней войне и тогда буквально влюбился в этот танк). Уцелевшие КВ собрали буквально по одному и направили в Карелию — туда, где когда-то началась карьера этой машины.
К тому времени небольшое количество КВ всё ещё использовалось в качестве танков. В основном после демонтажа башни они служили как эвакуационные машины в подразделениях, оснащённых новыми тяжёлыми танками ИС.

Интересные факты

Экипаж танка КВ близ города Расейняй (в Литве) в июне 1941 года в течение суток сдерживал кампфгруппу (боевую группу) 6-й танковой дивизии В. Кемпфа, оснащённую в основном лёгкими чешскими танками Pz.35(t). Этот бой описал командир 6-й мотопехотной бригады дивизии Э. Раус. Один из КВ в ходе сражения 24 июня повернул влево и занял позицию на дороге, параллельной направлению наступления кампфгруппы Зекендорф, оказавшись за спиной кампфгруппы Раус. Этот эпизод стал основой для легенды об остановленной одним КВ всей 4-й немецкой танковой группы генерал-полковника Гепнера. Журнал боевых действий 11-го танкового полка 6-й тд гласит: «Плацдарм кампфгруппы Раус был удержан. До полудня, в качестве резерва, усиленная рота и штаб 65-го танкового батальона были стянуты назад по левому маршруту к перекрестку дорог северо-восточнее Расейняя. Тем временем русский тяжелый танк блокировал коммуникации кампфгруппы Раус. Из-за этого связь с кампфгруппой Раус была прервана на всю вторую половину дня и последующую ночь. Батарея 8,8 Флак была направлена командиром для борьбы с этим танком. Но ее действия были так же неуспешны, как и 10,5-см батареи, которая стреляла по указаниям передового наблюдателя. Кроме того, провалилась попытка штурмовой группы саперов подорвать танк. Было невозможно приблизиться к танку из-за сильного пулеметного огня». Одинокий КВ, о котором идёт речь, сражался с кампфгруппой Зекедорф. После ночного рейда сапёров, только поцарапавшего танк, по второму разу им занялись с помощью 88-мм зенитки. Группа танков 35(t) отвлекла своим движением КВ, а расчёт 8,8 cm FlaK добился шести попаданий в танк.

З. К. Слюсаренко описывает бой КВ под командованием лейтенанта Каххара Хушвакова из 1-го тяжелотанкового батальона 19-го танкового полка 10-й танковой дивизии. Так как вышла из строя КПП, танк по желанию экипажа был оставлен как замаскированная огневая точка под Старо-Константиновом (Юго-Западный фронт). Танкисты двое суток сражались с врагом. Они подожгли два немецких танка, три цистерны с горючим, истребили много гитлеровцев. Гитлеровцы облили тела погибших танкистов-героев бензином и сожгли.

Именно на КВ воевали старший лейтенант Зиновий Колобанов (1-я танковая дивизия), в одном бою 20 августа 1941 года (в послевоенной публицистике ошибочно упоминалась дата 19 августа) под Гатчиной (Красногвардейском) уничтоживший 22 немецких танка и два противотанковых орудия, и лейтенант Семён Коновалов (15-я танковая бригада) — 16 танков и 2 бронеавтомобиля противника.
В начале войны у склонных к мистицизму немцев танк КВ-1 получил прозвище «Gespenst» (в переводе с нем. призрак), поскольку снаряды стандартной 37-мм противотанковой пушки вермахта чаще всего не оставляли на его броне даже вмятин.
В оригинальной версии текста известной песни «На поле танки грохотали…» присутствуют строчки: «Прощай, Маруся дорогая, И ты, КВ, братишка мой…»


 
Форум » Автомобили » Автоэнциклопедия » КВ-1
Страница 1 из 11
Поиск: